Если вас что-то кусает, то оно находится в вашей одежде.

-Поговорка Свахили

Я многократно говорил, что перемены придут не от подавления властных сил, а через их трансформацию. Я заявлял, что мы – одно и тоже существо, смотрящее на мир черещ разные глаза. Я описал, что наше восприятие зла проистекает от непонимания, что означает быть другим человеком. Я подтвердил что, то, что мы делаем другому, мы делаем самим себе, и чувсвуем это на себе. Я призывал следовать принципу дара, что мы все здесь для того, чтобы дать наши дары для нечто большего чем мы сами, и никогда не будем удовлетворены если этого не произойдет. В ответ на все эти заявления, люди иногда приводят противоположный пример психопата, особая разновидность человека, у которого нет сострадания, способности ощущать любовь и стыд.

Считается, что эти люди живут для самих себя, не испытывают чувство вины предаваясь погоне за краткосрочными личными целями. Безчувственные, очаровательные, харизматичные, смелые и безжалостные, они обычно доходят до самых верхов бизнеса и правительства. Во многом они и есть властные силы, и наивно полагать, что их может остановить нечто отличное от грубой силы. Безжалостные, бессовестные, лишенные способности чувствовать нечто отличное от нескольких базисных псевдо-эмоций, они представляют из себя эпитому зла. Согласно некоторым исследователям их невозможно исцелить. Они не хотят лечиться. Они счастливы быть психопатами.

Никто не знает, что делает психопатов психопатами. Один из ведущих исследователей в этой области Роберт Хэер в открытую говорит, что они понятия не имеют. Возможно существует генетическая предрасположенность к психопатии, но даже это не точно.

Это повествование, если его не менять, несет в себе историю борьбы добра со злом в наше восприятие мира. Кто вообще может отлечить психопата от не-психопата? «Психопат» становится научным термином обозначающим «безнравственный человек».

Использование психопатии для оправдания повествования добра-против-зла и все с этим связанное (как например необходимость применять силу, чтобы изменить мир) является заблуждением. Если принять во внимание, что существует категория пропащих людей, которых называют психопатами, также справедливо отметить, что условия в которых они достигают успехов являются систематическими. Традиционное видение в эволючионной биологии и экономике по сути подтверждает тезис, что человеческая природа достаточно психопатна: что мы желаем максимально увеличивать корысть, и черты характера, которые противоречат корысти неким невидимым образом усиливают ее. На ум приходят примеры альтруизма как заигрывание с партнером или щедрость ради получения статуса и контроля над другими. Эта парадигма вплетена в нашу экономическую систему. Если вы не максимилизируете доходы своей фирмы, другие фирмы обойдут вас. Даже когда потребители пытаются найти для себя самую выгодную сделку, стимул заключенный в ценнике обычно противоречит импульсу платить прожиточный минимум рабочим, которые выпустили эту вещь, или использовать практики для щедящего отношения к окружающей среде. Эти вещи более дорогостоящие. Живя в системе, которая вознаграждает психопатию, не удивительно, что психопаты поднимаются так высоко. Ошибочно винить психопатов за наше теперешнее состояние; они – результат, а не причина.

При каких обстоятелствах человек становится холодным и безчувственным? При каких обстоятельствах ты отгораживаешься от эмпатии? Когда ты манипулируешь другими ради своей выгоды? Обычно когда я замечаю, что я занимаюсь этим, я ощущаю себя незащищенным.

Незащищенность встроена в нашу Историю Мира: разделенное «я» во враждебной вселенной борющихся других, случайный несчастный случай, обезличенные силы природы. Незащищенность также встроена в структуру проистекающую из истории, например, в экономическую систему, которая отправляет нас в соревнование, чтобы мы смогли удовлетворить основные потребности когда, объективно говоря, их вокруг в изобилии для всех. Просто жить в массовом обществе, где лица, которые мы видим не имеют имен, где незнакомцы удовлетворяют нашу потребность платить, и где даже наши соседи мало знают о нашей истории, вносит свой вклад в вездесущую незащищенность. Наше поведение в мире разделения подтверждает основное допущение видения мира: оно превращает нас в эгоистичных, корыстных квази-психопатов.

Как и с любой культурной особенностью, существуют люди, в которых она прявляется в крайней форме, чтобы служить в качестве зеркала, что мы могли узнать эту черту в себе. Такова роль психопатов.

Тем не менее, люди с психопатическими тенденциями действительно имеют много власти и будет делать все в их силе, чтобы остановить любого кто поставит их власть под угрозу. Значит ли это, что нам все таки стоит применить силу? Не буду отказывать категорически от нее. Существуют осбтоятельства, когда я лично стал бы использовать силу, если бы например кто-то угрожал моим детям. Но опасно экстраполировать от подобных ситуаций: вскоре кто-нибудь придумает сценарий бомбы замедленного действия, чтобы оправдать пытки ради политических целей, рассуждая, что неким косветным путем чьи-то дети под угрозой. Более того попытка определить этические принципы, чтобы отделить когда насилие оправданно, а когда не несет в себе опасное заблуждение: что тот способ, которым мы должны руководствоваться (и иногда руководствуемся) при выборе это не использовать основные принципы с самого начала, а действовать согласно случаю. На самом деле, чтобы я не писал в этой книге и каким бы принципам не следовал, если бы мои дети были под угрозой я уверен, что произошло нечто другое. Стал бы я драться? Возможно. Обратился бы я со спокойствием к этому человеку и сказал: «Ты должно быть совсем отчаялся, если этим занимаешься. Как я могу тебе помочь?» Возможно. Подобный бы выбор зависил от жезненного опыта и обучения. Я глубоко изучил теорию и практику ненасилия, я бы с большим успехом применил ее на практике когда драка была бы не лучшим выбором. Но понимание и интегрирование духа ненасилия сильно отличается от установливание его в качестве правила и представляя, что я сам применю это правило на себе когда подвернется такой момент. Желать быть «человеком принципа» это тоже свое рода разделение, часть програмы контроля. Оно старается превзойти инстинкт и часто сердце. Сколько ужасных преступлений были оправданы в истории благодаря одному или другому принципу?

Что мы подразумеваем, когда говорим, что у психрпатов есть сила в нашем обществе? Власть в человеческом обществе основанно на согласованной системе внутри общества. Исполнительный директор-психопат не имеет силы благодаря тому, что у него большие мышцы и большая пушка. Его принудительная и манипулетивная сила во многом зависит от денег и связанного с ним апарата корпоративного управления. На дне всего действительно присутствуют мышцы и оружие, готовые заставить тех, кто откажется играть по правилам, но даже в таком случае, он само лично не использует это оружие. Они используются совершенно порядочными полицейскими и охранниками, которые не большие психопаты нежели остальные.

Другими словами, власть в сложных обществах проистекает от истории: от системы соглашений и повествований, которые поддерживают мир. Наша действующая история позволяет развитию психопатии и дает психопату силу. Поскольку это история, а не власть, которая в конечном итоге дает власть тем у кого она есть, мы должны действовать на уровне истории, а не власти, чтобы забрать у них ее и изменить систему. Именно поэтому выступать в пользу силы как главного инструмента перемен контрпродуктивно – это усиливает ту же самую Историю Разделения, которая находится в корне нашей теперешней ситуации. Один из ее образцов – хорошая семья наконец то восстает, чтобы низвергнуть плохих людей.

Поэтому давайте сделаем еще один шаг, чтобы поставить под вопрос категорию психопата. Это правда, что психопат был рожден без эмпатии? Еще одно объяснение, что у психопата есть эмпатия, но он закрылся от людей в раннем возрасте и перестал чувствовать. Почему это произошло?

Возможно из-за того, что психопат является полной противоположностью того, что мы о нем думаем. Что если психопат это не человек, который был рожден без чувств, а скорее наоборот, человек, рожденный с экстраординальной способностью к эмпатии и чувствительности к эмоциональной боли? Не способный вынести ее интенсивности, он полностью отгораживается от мира. Большинству из нас нет необходимости этого делать, поскольку огромная боль мира не лежит на наших плечах. Или, возможно она действует на нас по другому, более глубокое ощущение болезненности, не очевидное, не столь саднящее.

Вы вероятно можете найти множество способов, которыми наша культура и взращивание детей ведет к блокировке чувств, особенно в мальчиках. Помимо детсва, оно пронизывает все наше общество. Вы никогда не задавались вопросом почему «классно» («прохладно» по-английски. Пр. переводчика) являлся термином одобрения последние 50 лет? Почему «классно» (прохладно) озночает «хорошо»? Почему предпочтительно быть «прохладным» в наших эмоциях, не чувствовать слишком много, испытывать безразличие, чего то стастно не желать? Одной из причин может быть сремление уйти от мира, который слишком болезненный, чтобы беспокоиться о нем. Еще одной причиной может служить банкротство тех вещей, которые нам даны для заботы. СМИ предлагают нам нескончаемый набор привиальностей и пантомим, прерывающимися шокирующимися и бессвязными ужасами, которые мы научились игнорировать. Мы отучаем себя не чувствовать их потому что мы тоже психопаты? Или же мы ощущаем, что они являются симптомами более глубокого растройства? Возможно мы отрешенные потому что существующая история затмила собой все то, что действительно нас заботит.

Многое классическое психопатное поведение имеет смысл в контексте общей отрешенности от чувств. Отсюда она постоянно действует импульсивно, драматично, бессмысленно рискует, что совершенно не прибавляет к его стремлению удовлетворить собственные желания. Все, что достаточно сильно, чтобы проломить стену, которую он сам сконструировал будет выглядеть для него притягательно. Для некоторых это может быть напряженность влюбленности, для других убийство, для других заключение сделок. Это может быть большой риск, большая покупка, большая ставка. Многие психопаты зависимы от таких вещей, которые, как они иногда говорят, заставляют их почувствовать себя живыми. Большинство академических исследователей считают, что психопатия является сочетанием двух независимых вариативных осей: отсутствие эмпатии, и импульсивность. По моей гипотезе эти две оси близко связаны. Рискованное поведение – это попытка проникнуть в отсутвие чувств.

Я должен признать, что существует мало исследований, способных подтвердить мою гипотезу. Я основываю ее на собственном опыте – прежде всего на себе. Я бы крайне чувствительным ребенком, и из-за психологической травмы, полученной из-за издевательств в школе, я научился отстраняться от моих чувств. Не смотря на то, что отстранение не было столь же глубоким как у психопата, это позволило мне совершать черствые и манипулятивные поступки. Я также проявлял другие психопатические черты, как импульсивность и склонность к драме. Я попала в ловушку онемения и отчаянно желал чувствовать. Со мной словно говорили слова песни Тори Амос: «Дай мне жизнь, дай мне боль, верни мне мое я.»

По мимо прочего, я много общался с несколькими психопатами, один из которых был серьезным психопатом: человек, чья безжалостность не знала границ. Я назову его Ц. У него были также и другие классические черты психопата: бойкое самооправдание, полное отсутствие стыда, экстримальная импульсивность, экстраординарная харизма, и великая физическая смелость, которая часто становилось безрассудством. Но несколько раз я видел в нем промелькнувшее чувство нечто совершенно другого, нежность или чистота, которая проявлялась в совершенно извращенной форме, как например путем спонтанных, тайных и иногда великодушных актов щедрости и заботы. Это отличалось от циничных приемов, которые он рутинно использовал, чтобы показаться клевым парнем. Там было что-то другое, настоящее человеческое существо. Насколько я знаю, где-то там закопан настоящий человек, и когда-нибудь, где-нибудь он проснется.

Возможна или невозможна подобная трансформация, с точки зрения практики, большинство психопатов необходимо остановить. Я затронул тему происхождения психопатии по двум причинам. Во-первых, чтобы предложить альтернативу общепринятому мнению о существовании зла. Глядя на мир вокруг нас, действительно кажется, что всем командуют психопаты. Я имею ввиду, что зло есть следствие, а не причина, и начав войну против него, мы только все усугубим. Психопатия – крайнее выражение того, что существует во всех из нас и в культуре, которая нас окружает. Она проистекает от отрезанности от расширенного существа.

Вторая причина почему я коснулся этой темы это то, что результатом трансформации психопата может явится трансформация нашей цивилизации. Эксплуатация природы и людей ради корысных целей, использование поверхностного очарования, чтобы захватить другие кульутры, оправдание всего, что она делает красивой истории о прогрессе, наша цивилизация не далеко ушла от психопатного поведения. На индивидуальном уровне мы, разумеется, ощущаем эмпатию человечеству, культурам, и экосистемам, которые стоят на пути прогреса, но коллективно мы редко действуем, чтобы остановить его-как мой друг и его эпизодические жесты извращенной человечности. Более того вопрос: «Как нам вновь научиться чувствовать?» влияет на каждого, и не только на тех, кого мы называем психопатами, потому что каждый из нас, каждый по своему, отрезан от чувственной связи с нашими расширенными «я».

Так получилось, что я знаю психопатов, что психопаты могут измениться, потому что я знаю одного такого. Когда я преподавал в университете, ко мне в кабинет подошел студент с шокирующим признанием. Он сказал мне обыденным тоном не хвалясь и не стыдясь: « Я самый крутой оптовый продавец кокаина в_. Я зарабатываю 10 000 долларов в неделю и все трачу. Я пью Дон Периньон каждый денб. Когда я выхожу погулять ночью, меня сопровождают четыре охранника из гето. Я слышал, что прокурор штата имеет на меня дело, но мне плевать.»

Я сказал ему: «Звучит неплохо. Но в чем проблема?»

Он сказал: «Я вроде как устал от всего этого. Я иду по кампусу и все что я вижу вместо лиц это стодолларовые купюры. Каждый из них даст сотню диллеру, который даст их дистребьютеру, который даст их мне. Меня это больше не вставляет. Я думаю бросить эту работу.»

«Это будет не просто,» я предупредил его. В этом мире если уж с чем то связался, невозможно бросить. «Тысяча рук будет тебя тянуть обратно.»

Ему не было так просто поменять работу. У многих психопатов помимо экстраординарного отсутсвия эмпатии накже присутствует экстраординарная харизма, креативность, находчивость, а также отсутствие терпения к конвенциональным правилам и порядкам. В каждой работе он быстро врезался в «А почему я должен?» Его первой работой было в магазине мороженного, где он быстро выработал отношение «Сам накладывай свое чертово мороженное!» Он получил работу продавать ипотеки, побил все рекорды продаж в первый же месяц, и бросил. Он занялся фотографией и не смотря на отсутствие опыта, в течении нескольких месяцев зарабатывал тысячи долларов за сессию- не из-за своих способностей продавать, а из-за того, что его клиенты расслаблялись во время сессии. Это удерживало его интерес чуть дольше, но вскоре он перестал понимать зачем ему этим заниматься. Он хотел больше сконцентрироваться на творческом самовыражении и не желела делать типичные вещи, чтобы заработать много денег. Он начала работать за бесплатно.

В это время он начал испытывать сильную эмоциональную и психологическую боль, особенно после того как он решил бросить пить. Он стал человек не с обычной, а экстраординарной способностью чувствовать. На сегодняшний день он работает дома и нянчится с младенцем, занимается фотографией и другим цифровым искусством. Я не знаю на что он в следующий раз направит свои дарования. У нашего общества нет заготовленных работ для таких людей. Ему надо стать маленьким, чтобы уместиться в шаблон. Чем бы стал наш мир, если бы он расширился, чтобы принять таких людей?

Его ситуация напоминают ситуацию нас всех. Общество делает нас искуственно маленькими, чтобы мы уместились в шаблоны, проект в котором мы все являемся сообщниками. Если програма уменьшения прошла неудачно, или дополнительную энергию невозможно сдержать, тогда у общества для вас нет места. Невозможно быть цельным, и по прежнему быть функциональным членом нормального общества. Когда мы чувствуем слишком много, нас заботит слишком многое, и роли в которых мы оказываемся, чтобы помогать крутить колесо машины, становятся невыносимыми – отличная новость, эта та самая машина, которую мы ведем к краю обрыва

Вспомните вторую причину об использовании слова «крутой» («прохладный»), которую я обозначил выше – наше признание банкротства вещей, которые нам даны для заботы. У психопатов есть эта черта в большом объеме: они не только сверхъестественно холодны под давлением, на них не слишком влияют механизмы вознаграждения и стыда, которое общество использует, чтобы нами управлять. Многие активисты тоже желали бы освободиться от них, в особенности когда работа, которую мы выполняем нарушает социальные нормы. Освободиться от того, что думают люди это одна из многих желанных черт психопата. На самом деле у психопатов есть много черт, которые ассоциируются с духовными учителями, как например непривязанность, способность фокусироваться, ощущать настоящий момент, и иметь смелость. Более того, можно доказать, что некоторые известные духовные учителя были психопатами (например Гурдиев и Чегям Трунгпа).

Вот еще один рассказ из Книги 4 Лиези (перевод Томаса Клири):

Лунг Шу сказал врачу Вен Чи: “Ваше искусство врачевание не знает равных. У меня есть недуг; вы можете исцелить его?”

Врач сказал: “Я сделаю, что прикажешь, но сначала расскажите о своих симптомах.”

Лунг Шу сказал: “Я не чувствую себя благочестивым, когда вся деревня хвалит меня, мне не стыдно, когда вся страна критикует меня. Я смотрю на жизнь кк на смерть, и смотрю на богатство как на бедность. Я смотрю на людей как на свиней и считаю себя таким же как все. Дома я словно в гостиннице, и я смотрю на родную деревню как на иностранное государство. С этим невзгодами вознаграждение не поощряет меня, наказания не способны напугать. Я не меняюсь рацветая или увядая, получая или теряя; меня не заботит ни горе, ни радость. Поэтому я не могу служить в правительстве, иметь друзей, управлять своим домом, или управлять своими слугами. Что это за болезнь? Существует ли способ исцелиться?”

Врач сказал Лунг Шу стать спиной к свету, в то время как он посмотрел на его грудь. Через некоторое время он воскликнул: “Ага! Я вижу твое сердце; оно пусто! Ты почти что мудрец. В твоем сердце открыто шесть отверстий, одно из них закрыто. Возможно поэтому ты думаешь, что мудрость мудреця – недуг. Ее нельзя остановить моим мелочным искусством врачевания.”

Психопатия нечто большее, чем кажется на самом деле. Мы можем загнать ее в категорию зла, но лишь проигнорировав некоторые из ее многих измерений. Еще один ключ, который я ранее не упомянал это тенденция с возрастом “смягчаться” и вырабатывать эмпатию. Или возможно их история, которая их заряжала, теряет свежесть? Чувствуя, что это возможно, с моим друг-психопатом, в то время как я уважал его находчивостью и смелосью в достижении целей, я также показывал, что меня не восхищал конечный результат (секс с женщиной, оскорбление другого человека, заключение сделки), пытаясь донести до него, что он может “играть в большую игру.”

В то время как большинство людей не на столько экстремальны как это человек, кто из нас сможет отрицать, что мы застревали в ситуации малой игры, стараясь достигнуть ее тривиальные результаты, и когда их достигали говорили себе: “Ну и что?” Психопаты или нет, победители игры в нашем обществе самые большие обманутые люди из всех.

Поколение или два назад, Земля еще так не страдала, и у нас была История Восхождения – прогрес и захват – которая поглощала большей части существующей боли, которой все же было не мало. На сегодняшний день история технологии облегчающая нашу жизнь на Земле расшаталась, и боль выросла на столько, что ее уже нельзя отрицать. На какое то время мы можем как то отвлечься, какая то несущественная арена, где мы сможем чувствовать. Спортивные состязания, боевики, романы фэнтези, новости о звездах, и различные душещипательные трагедии, которые регулярно появляются в наших СМИ дают нам почувствовать и продолжить жить нормальной жизнью. Но в конце концов нам станет наплевать о тривиальные вещи и мы поймем что трагедии тоже являются видимыми отростками глубоко закопанной дисфункциональности. Жизнь становится бессмысленной. Мы начинаем думать, как и тот человек с ипотекой, зачем все это надо. Мы продолжаем работать, возможно из-за страха перед финансовыми трудностями, но в какой-то момент даже это не способно заставить нас продолжать. Следующий шаг: лечение: антидепрессанты снимают боль; седавниые лекарства успокаивают чувство, что что-то ужасно не так как должно быть; стимуляторы заставляют нас концентрировать внимание на том, что нас совершенно не волнует. Но все это лишь больше загоняет жизненную силу в подполье. Там оно растет, выходя в конце концов на поверхность как рак, будет воевать против тела как аутоиммунное заболевание или взорвется во вне насилием. Не удивительно, что практически во всех перестрелках в школах в последние двадцать лет фигурировали психиатрические лекарства.

Представте, чем бы мог стать этот мир, если мы могли перенаправить всю эту невыраженную жизненную энергию на то, ради чего стоило бы проявлять заботу. Разумеется на личном уровне у большинства людей есть вещи, которые стоят того, чтобы о них заботились. Есть младенцы, чтобы держать в руках, плечо, на котором можно поплакаться, сады, чтобы в них что-нибудь сажать. Наша История Мира и ее системы выталкивают эти простые проявления служения на опушки жизни. К тому же, нам необходимо нечто большее, чем это, по-крайней мере на определенном этапе жизни. Именно поэтому, особенно молодые люди, желают участвовать в движении. Нам необходимо нечто, что нас волновало. Мы хотим найти способ открыть шлюзы сердца. Такие вещи как “искоренение полиомиелита в Африке” и “свобода интернета” могут какое-то время быть заменителем, но в конце концов они перестанут нас возбуждать. Шлюзы вновь закроются, возможно потому как вы перегорите или устаните постоянно испытывать состродание. Для других, никакое из этих движений, взятое в отдельности, способно проникнуть сквозь скуку, безразличие и прохладность. Нам необходимо видеть нечто большее, чему мы служим. Нам необходима история мира, которая нас действительно заботит.

Ссылки:

26. Можно допустить, что психопаты существовали до современного общества. Их было значительно меньше, чем сейчас, возможно из-за меньшей степени отчужденности, которую мы испытываем сейчас. Она существовала в тех обществах, которые вели оседлый образ жизни, и даже использовали символическую культуры языка, уже тогда люди встали на путь Разделения (смотрите например Джон Зерзан «Элементы отказа».)

27. Например Уильям Х. Д. Мартенс, врач и философ, «Эмоциональные способности и чувствительность в психопатах.»