Проблемы, которые мы испытываем в жизни и в мире (связанные с личными отношениями или голодом) проистекают от энергетической слабости и разобщенности, от нашей неспособности чувствовать себя, друг друга, землю, и как жизнь ищет в нас движение и эволюцию. Проблема не в том действовать нам или нет и «сделать что-то,» но в том, что подсказывает нам как действовать.

-Дэн Эммонс

До того, как они смогут попасть в новую историю, большинству людей – и обществ – необходимо найти дорогу, чтобы покинуть старую историю. Между новой и старой историями лежит пустое пространство. Это время для интеграции уроков и знаний старой истории. Только когда эта работа выполнена, старая история завершится. А потом наступает ничто, беременная пустота, из которой проистекает все живое. Возвращаясь к первоисточнику, мы вновь получаем способность действовать от первоисточника. Возвращаясь в пространство между историями мы можем сделать свободный выбор, не опираясь на привычки.

Лучшее время ничего не делать это когда ты чувствуешь, что застрял. Я много ничего не делал, пока писал эту книгу. Несколько дней я пытался написать концовку, шарики вращались в голове и ничего кроме жалких переработок старого материала не приходило на ум. Чем больше я стралася делать, тем хуже получалось. И наконец я бросил стараться и просто сел на диване, с младенцем на груди, ментально путешествуя по книге, которую я только что написал, не думая, что же мне еще написать. Именно из этой пустоты нежданно-негаданно появилась концовка.

Не бойтесь пустых пространств. Это источник, к которому мы должны возвращаться, если мы хотим освободиться от историй и привычек, которые охомутали нас.

Если мы застряли и не хотим посещать пустоту, в конце концов мы все равно там окажемся. Вы наверняка знакомы с этим процессом на личном уровне. Старый мир распался, а новый еще не появился. Все, что раньше казалось постоянным и реальным, видится как некая галлюцинация. Вы не знаете, что думать и делать; вы не понимаете, что все это означает. Жизненная траектория, которую вы проложили, представляется абсурдной, и вы не можете представить себе другую. Все неопределенно. Ваши временные рамки уменьшаются от несколких лет до одного месяца, этой недели, дня, возможно данного момента. Без мираж порядка, который раньше защищал вас и фильтровал реальность, вы чувствуете себя голым и беззащитным, но также вы ощущаете свободу. Возможности, которые раньше не существовали в старой истории открываются перед вами, даже если вы не знаете, как туда попасть. Задача, стоящая перед вами в рамках нашей культуры – разрешить себе быть в этом пространстве, верить, что новая история появится после того, как время между историями истечет, и что вы узнаете ее. Наша культура хочет, чтобы мы двигались, делали. Старая история, которую мы оставляем позади, которая представляется частью консенсуса Истории Людей, отпускает нас с большой неохотой. Поэтому, если вы пребываете в священном пространстве между историями, пожалуйста разрешите себе быть там. Страшно терять старые структуры безопасности, но вы откроете для себя, что даже если вы потеряете вещи, без которых вы не мыслили жить, с вами все будет в порядке. Некая благодать защищает нас в пространстве между историями. Не то чтобы вы не развелись, потеряли деньги, работу и здоровье. На самом деле, скорее всего вы потеряет что-то одно из этого списка. Просто потеряв, вы поймете, что с вами по прежнему все в порядке. Вы окажетесь в более плотном контакте с нечто гораздо более ценным, то, что огонь не способен затушить, а воры украсть, то, что никто не может забрать у вас, что невозможно потерять. Мы можем потерять это из вида, но оно всегда будет ждать нас. Это место отдыха, к которому мы возвращаемся, когда старая история распадается. Когда туман рассеется, мы можем получить настоящее видение следующего мира, новой истории, новой фазы жизни. Из сочетания этого видения и этой пустоты рождается великая сила.

Я написал: «Возможности, которые раньше не существовали в старой истории открываются перед вами, даже если вы не представляете как туда попасть.» Это неплохое описание места, к которому мы приближаемся все вместе. Те из нас, кто покинули Историю Людей являются органами восприятия коллективного человеческого тела. Когда вся цивилизация вступит в пространство между историями, тогда мы будем готовы получть эти видения, эти технологии и социальные формы межсуществования.

Цивилизация еще не там. Большинство людей молча верят, что старые решения сработают. Новый президент изберется, появится новое изобретение, экономика слегка поднимится, и снова забрезжит луч надежды. Может быть все вернется в норму. Возможно Восхождение продолжится. Без особых напряжений мы сегодня по прежнему можем представить, что трудные времена пройдут. Мы минуем их, если только откроем новые источники нефти, построим больше инфраструктуры, чтобы привести в чувство экономику, решим молекулярную загадку иммунной системы, запустим больше дронов, чтобы защитится от терроризма и преступности, генетически изменим семена, чтобы добиться большей урожайности, и добавим белый краситель в цемент, чтобы отражать солнечные лучи и защититься от глобального потепления.

Если сичтать, что эти усилия скорее всего принесут непредвиденные обстоятельства, более страшные, чем проблемы, которые они пытаются решить, вполне понятна мудрость ничего неделания. Как я опишу позже, это не означает, что активист должен сфокусироваться на препятствовании. Ничего не делание приходит естественным путем от слома истории, которая давала мотивацию старым действиям, призывая нас таким образом делать все, что мы можем, чтобы приблизить конец истории.

Мой брат, чей мозг достаточно чист, потому как он редко читает книги написанные после 1900 год, описал мне как произойдет смена историй. Кучка бюрократов и лидеров будут сидеть и решать, что им делать с новым финансовым кризисом. Все обычные решения центрального банка, выкупы, снижение процентной ставки и так далее будут на столе перед ними, но лидеры просто не захотят их расматривать. «Пошло все это на хрен,» скажут они. «Идем лучше порыбачим.»

В какой-то момент нам просто придется остановиться. Просто остановиться, не зная, что делать дальше. Как я описал в примере о разоружении и пермакультуре, мы потерялись в адском лабиринте, имея при себя карту, которая заставляет нас ходить кругами, не зная где выход. Чтобы найти его, нам придется бросить карту и осмотреться.

В то время как старая история закончилась, или заканчивается, вы не замечаете, что все чаще ощущаете точно также? Оставление на потом, лень, вялые попытки, вы продвигаетесь вперед механически – все указывает на то, что старая история вас больше не мотивирует. То что раньше имело смысл, больше не имеет смысла. Вы начинаете уходить от мира. Общество делает все возможное, чтобы вы сопротивлялись этому уходу, которое, в случае неудачи, они называют депрессией. Необходимы все более сильные мотивационные и химические способы, чтобы заставить нас фокусироваться на том, на чем мы не хотим фокусироваться, заставлять нас делать то, что нас больше не волнует. Если страх нищеты не работает, тогда возможно сработает психиатрические средства. Все лишь бы заставить вас учавствовать в делах как раньше.

Эта депрессия, которая не позволяет энергично учавствовать в предложенной нам жизни, имеет также и коллективное выражение. Не имея захватывающего чувства цели и судьбы, наше общество хромает дальше, делая все в пол силы. «Депрессия» выражается экономически, как инструмент нашей коллективной воли – деньги – стагнируют. Их больше не достаточно, чтобы делать нечто величественное. Как инсулин у диабетиков с инсулинорезистентностью, их вкачивают все больше и больше, все с меньшим и меньшим эффектом. То, что раньше было достаточно для вспышки экономического бума, сейчас едва хватает, чтобы удержать экономику от развала.

Ничего не делать – это не универсальные совет; это отличительная особенность времени, когда история заканчивается и мы попадаем в пространство между историй. Здесь я использую принцип Тао под названием ву-вей. Переводится как «неделание,» но лучше звучит как «неухищренность» или «непринуждение.» Это означает свобода от рефлексивного действия: действовать лишь когда приходит время действовать, и не действовать, когда не время действовать. Таким образом действие происходит в ритме естественного движения вещей, служа тому, что хочет родиться.

В описаниях, предложенных вашему вниманию в этой главе, я был вдохновлен красивым стихотворение Тао Те Чинга. Это стихотворение очень сложное, со множеством значений и слоев значений, и я не нашел перевода, который бы сделал упор на то, о чем я здесь рассказывал. Поэтому я привожу мой собственный перевод. Это из второй половины стиха 16 – если вы сравните с существующими переводами, вы поразитесь насколько они отличаются друг от друга.

Все вещи возвращаются к корню.

Вернувшись к корню, наступает безмолвие.

В безмолвии рождается настоящая цель.

Это и есть настоящее.

Зная настоящее, наступает ясность.

Не зная настоящее, глупое действие несет катастрофу.

Зная настоящее, приходит простор,

От простора приходит беспристрастие,

От беспристрастия приходит независимость,

Из независимости приходит естественное.

То, что приходит естественно, есть Тао.

Из Тао приходит то, что долговечно,

Продолжающее существовать за пределом я.