Другой мир не только возможен, он приближается. В тихий день, я чувствую на себе его дыхание.

-Арунхати Рой

Надежда получила дурное имя благодаря некоторым учителям. Надежда предполагает принятие желаемого за действительное, отвлекающее нас от четкой оценки действительности и ведущей к появлению нереалистических ожиданий. Как сказал Ницше, «Надежда – худший из врагов, поскольку она продлевает мучения человека.» В то время как на языке «духовности», надежда подразумевает отрицание настоящего, или долю сомнения, уничтожающую творческую силу намерений. Но давайте не будем просто так отстранятся от первородного элемента человеческого сознания. Что говорит нам надежда, “вечно цветущая,” словно цветок, растущий на пустынной дороге отчаяния?

Стоит признать, что люди часто надеятся, что с ними произойдут абсурдные вещи, и это блокирует ощущение правды и их способности мудро реагировать на ее присутсвие: больная женщина надеятся, что опухоль в груди пройдет если она будет ее игнорировать; ребенок надеятся, что его родители снова будут жить вместе; наше общество надеется, что ученые придумают как предотвратить изменение климата. Как бы она не выражалась, эмоциональная энергия, стоящая за надеждой проявляется в выражении “Всё будет хорошо.” В каком то смысле это правда –не из-за того, что наши самые страшные страхи не материлизуются, а потому что мы привыкаем жить с их последствиями. С женщиной все будет хорошо не потому что она будет игнорировать опухоль, а потому что признает ее существование и начнет ее лечить, или потеряв грудь, ощутит любовь к себе и миру, вне зависимости от своего внешнего вида, или из-за того, что случится с ней перед смертью. Точно также у ученых есть решения по изменению климата, на самом деле много решений. Они прямо перед нами: пермакультура, защита окружающей среды, возобновляемые источники энергии, примитивный образ жизни, велосипеды, безотходное производство, и так далее. Но только когда изменения достигнут экстремальных оценок, мы начнем полномасштабно применять их. Надежда указывает нам на конечный пункт, но обширная территория отчаяния отделяет нас он него.

В самом темном уголке отчаяния, светит искра надежды, готовая быть раздутой под воздействием услышанных хороших новостей. Несмотря на то как притягателен цинизм, в каждом из нас живет детский идеализм, всегда готоывй верить, готовый посмотреть свежим взглядом на новые возможности, выживая не смотря на многочисленные разочарования. Даже в самые темные моменты принятия старого образа жизни, наше участие в нем было половинчатым, и часть нашей энергии искало нечто за пределом привычного мира.

Согласно логике старой истории надежда – обман, галлюцинация чего-то невозможного. Но надежда проистекает от внутреннего идеализма, знания нашего сердца, что более прекрасный мир возможен. И лишь тогда, когда каркас этой веры падет, то надежду больше не нужно будет одевать в абсурдные одежды. Новая История Мира дает практическое выражение знанию сердца, которое мы называем надеждой; и оно станет аутентичным оптимизмом. Наша нерациональная надежда указывает на нечто правдивое. Поэтому я называю ее вестником.

Эта история, поскольку она включает в себя отличное понимание реальности и причинности, также трансформирует наше понимание о практичном. В Истории Межсуществования не существует конфликта между знанием сердца и голосом разума касательно заботы о 95-летней теще. Давление разума изменилось. Сердцу и разуму больше не нужно конфликтовать. Их сближение есть часть большего тренда воссоединения, который лечит наш мир, воссоединение духа и материи, дисциплины и желания, тела и души, денег и дара, природы и технологии, мужчины и женщины, домашнего и дикого, работы и развлечений, жизни и искусства. Мы поймем, что каждый из них и создает и содержит вторую часть пары. Мы больше не будем жить в иллюзии, что мы раздельны.

Возможно большинству моих читателей остается преодолеть значительную территорию отчаяния, пока они полностью не попадут в новую историю. И тем не менее, когда мы показываемся на новой территории, мы получаем веру и смелость делать то, что старая история считала бесполезным. Это понимание дает внутреннее освобождение. Многие люди заминают выражение своих даров, думая, что им необходимо делать с ними что-то значительное. Личные действия недостаточны, необходимо написать книгу, которую прочитают миллионы. Как быстро это превращается в соревнование, чьи идеи будут услышаны. И как это сводит к нулю маленькие, красивые стремления большинства человечества; сводит на нет именно то, что мы должны делать массово, чтобы содержать планету, на которой возможно жить. Снова и снова молодые люди спрашивают меня что-то вроде этого: «Я хочу заняться пермакультурой, я это люблю, но неужели на мне не лежит ответственность делать нечто большее?» Я объясняю им, что выбор может казаться маленьким лишь сквозь око разделения. С точки зрения межсуществования, ваш выбор не менее и не более важен, чем сделанный Бараком Обамой.

Логика Разделения приводит нас в парадоксальный тупик. Мир может измениться если миллиарды людей сделают разный выбор в своих жизнях, но индивидуально никакой из этих выборов не имеет смысла. Важные вещи не важны. Что если я сделаю это, а другие нет? Похоже никто делать этого не хочет. Так зачем тогда мне это делать?

На самом деле я не предлагаю, чтобы мы совершили эти маленькие действия, потому что они мистически изменят мир (хотя так и произойдет). Я предлагаю, чтобы мы ориентировались на то, откуда приходит наш выбор, а не куда он идет. Новая история подтверждает и проясняет наш выбор, но мотивация приходит из другого места. Откуда нам знать какие последствия окажут наши действия? Теория комплексности учит нас, что в хаотичной зоне, маленькие колебания между двумя аттракторами могут привести к огромным, непредсказуемым эффектам. Сейчас мы пребываем именно в таком месте. Наша цивилизация приближается к перемене фазы. Кто может предсказать эффект наших действий? Полицейский протягивает пару ботинок бездомному-оборванцу: невидимый акт милосердия. Откуда ему знать, возможно его сфотографировали и его акт пробудет к подобным действиям миллионы людей? Человек, продающий ботинки, чтобы купить наркотики, привел к вспышке цинизма у миллионов. Невидимые или нет, действия проистекающие от глубокой веры, действия, удущие из убежденности в территориии воссоединения, вызывают цепную реакцию на материи причинности. Как бы то ни было, неизвестными путями, они выходят на поверхность видимого мира.

Мои дети в детстве посещали детский сад Монтессори. Я никогда не встречал, ни до ни после, учебное заведение, столь наполненное любовью, смехов и нежностью. Учителя относились к детям с глубоким, честным уважением, никогда не давлели над ними, никогда не заставляли, никогда не манипулировали ими несогласием или похвалой, давая им опыт безоговорочной любви. Эти детские сады становятся смутным воспоминанием для выросших детей, попавших в жестокий, разрушающий мир разделения, но я вижу золотой отблеск внутри них, и внутри него я вижу семя. Это семя безоговорочной любви и уважения, которые они там получили, ожидая что оно взойдет и даст побеги, которые они подарят людям, встреченных ими в жизни. Возможно год-два в детсаде не достаточно, чтобы побороть жестокий аппарат разделения, господствующий в современном детстве, но кто с точностью может сказать, когда взойдут эти побеги? Кто знает какой эффект они окажут? Быть в лоне любви и уважения каждый день в течении года или двух лет в формирующей стадии жизни оставляет отпечаток на человеке стремлением к состраданию, безопасности, любви к себе и самоуважению. Кто знает, как этот отпечаток изменит выбор ребенка в его взрослой жизни? Кто знает, как эти действия изменят мир?